|   |   |  4-2-3-1 в сборной Казахстана по футболу – от Масудова до Байсуфинова

4-2-3-1 в сборной Казахстана по футболу – от Масудова до Байсуфинова

4-2-3-1 в сборной Казахстана по футболу – от Масудова до Байсуфинова
Фото Сергея КУЗНЕЦОВА

Построение 4-2-3-1 за последние полтора десятка лет стало едва ли не базовым для сборной Казахстана по футболу. Многие тренеры главной команды то отходили от него, то возвращались. Связано это, не в последнюю очередь, и с эволюцией самой схемы в мировом футболе.

Родиной схемы 4-2-3-1 считается Испания, а её авторство приписывают Хуанме Лильо, работавшему в то время в Сегунде – втором дивизионе чемпионата Испании. Хотя модель игры с одним выдвинутым на острие нападающим применяли на уровне национальных сборных на чемпионате мира 1986 года в Мексике и что-то похожее использовалось тренерским штабом «Манчестера Юнайтед» во главе с ещё не сэром Алексом Фергюсоном в финале Кубка кубков 1991 года против «Барселоны» (2:1).

В Англии с её традиционными 4-4-2 схема 4-2-3-1 долго не приживалась, хотя многие тренеры, тот же Фергюсон, старались делить двух нападающих на первого (выдвинутого вперёд) и второго (оттянутого назад). Переход на игру с одним нападающим произошёл с приходом в команду в 2001 году Руда ван Нистелроя. К тому времени в английской премьер-лиге построение 4-2-3-1 уже вовсю использовалось «Арсеналом», французский наставник которого Арсен Венгер внедрил схему под впечатлением от успехов сборной своей страны на чемпионате мира-1998 и чемпионате Европы-2000.

В национальной сборной Казахстана схема 4-2-3-1 впервые была применена в 2002 году Вахидом Масудовым, который после долгого использования построения 4-4-2 с ромбом в полузащите решил разменять одного из двух центрфорвардов на второго опорного полузащитника. Точнее, как таковых нападающих стало трое – один в центре и двое по краям атаки. Но при этом в полузащите был создан креативно-разрушительный треугольник, в котором роли распределялись на Разрушителя, Созидателя и Распасовщика. Созидатель действовал ближе к нападающему, тогда как Распасовщик делал передачи из глубины поля, находясь на одной линии с Разрушителем. Собственно, треугольник, созданный в сборной Масудовым из Андрея Карповича, Руслана Балтиева и Нурбола Жумаскалиева, выглядел сбалансированным. Все трое, кстати, успели побыть капитанами сборной.

Следующий наставник сборной – россиянин Леонид Пахомов – пожалуй, единственный, кто не прибег к схеме 4-2-3-1. Поначалу тренер делал ставку на построение с тремя центральными защитниками, и к матчу со сборной Португалии (0:1 в гостях) команда смогла достойно продемонстрировать навыки игры по схеме 3-4-2-1. Однако помощники главного тренера в лице Владимира Муханова и Ойрата Садуова настаивали на необходимости игры в четыре защитника, в результате чего в некоторых встречах можно было увидеть почти классические 4-4-2. И даже там можно было разглядеть хорошо знакомый «масудовский» треугольник, который обрамляли двое нападающих и всего один крайний полузащитник (вот такая была асимметрия!).

А вот у Сергея Тимофеева была своя «асимметрия». Своей первый официальный матч сборная под его началом (1:2 с Украиной дома) провела как раз по схеме 4-2-3-1, но появление номинального защитника Антона Чичулина на правом краю полузащиты, где по идее должен располагаться атакующий хавбек, вызывало удивление. Равно как и то, что Тимофеев мог выпустить одновременно на поле Балтиева и Жумаскалиева только при построении 3-4-2-1.

Арно Пайперс вернул всё на круги своя, но при этом нашел неплохую альтернативу Карповичу в лице Сергея Скорых. При голландце схема 4-2-3-1 стала догмой, от которой отойти могли лишь в последние минуты матча при неблагоприятном счёте.

А вот Бернд Шторк первым пришел к выводу, что от модели с ярко выраженным плеймейкером надо уходить. В мировом футболе наметилась тенденция, что против центральных атакующих полузащитников стали выставлять персональных сторожей из числа опорных полузащитников, действовавших в стиле Эдгара Давидса и Клода Макелеле. Разумней было в этой ситуации вернуться к подзабытому варианту с оттянутым нападающим, который при случае мог сформировать сдвоенный центр в атаке с выдвинутым форвардом. Кроме того, наличие у соперников мощных центральных защитников вынудило немецкого наставника искать альтернативу таранному форварду.

В результате Сергей Остапенко стал действовать вторым темпом, прикрывая спину юркому Танату Нусербаеву. И будь в распоряжении Шторка квалифицированные вингеры, может быть, результаты сборной при нём были бы лучше. Но из-за существовавшего в те годы двойного лимита на молодых игроков выбирать главному тренеру сборной приходилось из кандидатов, ещё не дозревших до главной команды страны. В результате построение больше напоминало 4-4-1-1, и второй эшелон атаки отсутствовал как явление. Поэтому в отборе к чемпионату Европы-2012 под началом Шторка сборная не забила ни одного мяча.

Мирослав Беранек в больше степени доверял популярной в Чехии схеме 4-1-4-1, которая по замыслу тренера должна была легко трансформироваться в 4-3-3. Однако в отдельных матчах наставник использовал Жумаскалиева на его излюбленной позиции плеймейкера в построении 4-2-3-1.

В свою очередь Юрий Красножан изначально делал ставку на построение с пятью защитниками, которое при атаке трансформировалось в 3-4-3. Однако отсутствие результата вынудило россиянина вернуться к проверенным годами 4-2-3-1.

И именно с 4-2-3-1 начал свою работу в сборной Талгат Байсуфинов.

Примечание: приведены наиболее оптимальные составы по схеме 4-2-3-1 без привязки к конкретным матчам.

Возврат к списку