|   |   |  Своя колея Виктора АБГОЛЬЦА

Своя колея Виктора АБГОЛЬЦА

Своя колея Виктора АБГОЛЬЦА
С мячом Виктор АБГОЛЬЦ. Фото из архива

Легендарному казахстанскому футболисту Виктору Абгольцу 15 марта исполнилось 72 года. До сих пор перед глазами рыжеволосый парень, выходящий на поле в составе легендарного «Кайрата» ради того, чтобы порадовать болельщиков настырной игрой в нападении, незабываемыми голами. Накануне дня рождения с прославленным ветераном побеседовал постоянный автор портала «Футбол. Факты. Аналитика».

Освоение футбольной целины

Как-то сидя на трибуне Центрального стадиона Алматы в качестве болельщика, Виктор Абгольц произнёс «В нашем футболе есть и моя борозда». Помню, меня тогда осенило: а ведь действительно, освоение футбольной «целины» начиналось с легендарного «Кайрата». 

И сегодня в памяти болельщиков со стажем имена тех, кто, вспахивая свою борозду, защищал цвета клуба в разные годы. Кого ни возьми – личность. Не раз с друзьями вспоминали Стёпу (Степанова), Хису (Хисамутдинова), Асылбаева, Кислякова, Мальцева, братьев Ченцовых, многих и многих других.

Тяжело в учении – легко в бою

– Как и многие мальчишки, начинал я с дворового футбола, затем играл за школу, – начинает разговор Виктор Абгольц. – Никогда не забуду тренера Христофора Георгиевича Газелериди. Он подмечал мои промахи, заставлял шлифовать на тренировках технику. Тяжело было, но суворовский принцип наставника «Тяжело в учении – легко в бою» с лихвой оправдал себя позже.

Первые результаты пришли в 1961 году, на Всесоюзных юношеских соревнованиях в Петропавловске, где наша команда заняла второе место.

Играл там не последнюю скрипку, забивал голы. Удивился, когда какие-то солидные дяди стали присматривались ко мне. Потом узнал, что это  селекционеры. Один из них, тогдашний тренер карагандинского «Шахтёра» Владимир Алексеевич Котляров прямо сказал: «Приходи к нам на тренировку...»

Не знаю, поехал бы я в какой-то другой город, но я был родом именно из Караганды и приглашение принял с радостью. Уже на следующий год был заявлен за «Шахтёра». Правда, на поле появлялся редко.

– Держали в запасе?

– Так всегда бывает с молодыми. В «Шахтёре» в моём амплуа тогда выступал россиянин Виталий Гурлыч. Тренеры ставили его практически на каждую игру. Но сказать, что я сидел на скамейке запасных весь сезон, нельзя. Выходил на замены. А когда Костюченко получил травму и пропустил несколько матчей, играл вместо него. Это был шанс зацепиться в основе.

– Получилось?

– Ещё как! В игре с джамбулцами забил два гола. Причём примерно с одной точки. После этого мы отправились на переходные игры в Одессу. И тут я отличился: забил гол «Локомотиву» из Гомеля. Вторую игру, правда, пропустил. Стоял вопрос о присвоении звания мастера спорта ряду футболистов, поэтому на поле вышли те, кто играл в основе весь сезон.

Сбылась мечта

– Кажется, в сезоне-63 «Шахтёр» играл в первой лиге?

– Совершенно точно. Была образована первая лига. В ней играли такие именитые впоследствии команды, как «Днепр» (Днепропетровск), «Арарат» (Ереван), «Пахтакор» (Ташкент), «Карпаты» (Львов)...

У руля «Шахтёра» встал москвич Виктор Пономарёв, который привёз с собой несколько варягов. Наших «старичков» отчислили, а местная молодёжь всё так же сидела на скамейке запасных. В том сезоне мне удалось, выходя на замены, забить семь голов. А наша команда завершила турнир в середине турнирной таблицы.

В следующем сезоне опять была кадровая чехарда. Главным тренером стал Александр Загрецкий. Помогал ему Игорь Волчок. С их приходом я заиграл в основе. Именно тогда меня пригласили в главную команду республики – «Кайрат».

– Насколько мне известно, вы не сразу дали согласие...

– На то были причины. Но я знал, что, если пригласили, буду играть за «Кайрат». Потому что об этом мечтал ещё мальчишкой. Поначалу чувствовал себя в «Кайрате» робко. Уверенность в собственных силах появлялась постепенно.

Особенно запомнилась первая игра со знаменитыми динамовцами Тбилиси.  Вышел я на разминку с дрожью в коленях. Через несколько минут игры освоился и, как мне кажется, забыл, что играю против корифеев всесоюзного первенства. Получалось многое. Даже голевую передачу Олегу Мальцеву  отдал. Достойно мы тогда сыграли – 1:1. Чуть позже стал забивать. Счёт своим голам открыл в Кутаиси.

Но закрепиться в «Кайрате» не удалось. Начались травмы,  к тому же я недавно женился. Но главной причиной было то, коллектив делился на две группировки. Одну из них возглавлял кумир фанов Вадим Степанов. Я уважал его как игрока, но иногда он переходил грань дозволенного. Мог накричать, оскорбить товарища. Как-то я ему сказал: «Ты не капитан, а атаман». А он, в свою очередь, сделал вывод: «Витьке ещё рано играть в основе...»

Тренеры прислушивались к его мнению, и я уехал обратно в Караганду. Три сезона отыграл в своей родной команде. Именно эти годы стали лучшими в плане моей профессиональной подготовки. Получалось всё! Был в лидерах, много забивал. А в 1967 году могли даже завоевать путёвку в высшую лигу. Догадываюсь, что некоторые наши игроки пошли на сделку с совестью и сдали игру в Ташкенте.

Севидов видел игру по-своему

– В следующем сезоне вас снова увидели в составе «Кайрата».

– У меня была выбор. Приглашали в минское «Динамо», московский «Локомотив», но я решил выступать за любимый «Кайрат».

– Говорят, дважды вступать в одну и ту же реку чревато...

– Прошло время, и коллектив был уже другим. Атмосфера стала чисто рабочей. Был такой патриотизм! Вспоминаю это, и радостно становится на душе.

Но поле выходил ансамбль исполнителей, который ещё долго будут вспоминать. Квочкин, Сегизбаев, Дышленко, Ищенко, Мусин, Кисляков, Жуйков, Хисамут-динов, Бубенец, Севидов, Рожков, Косенков, Тягусов, Солдатов... Может быть, кого-то и забыл, пусть простят.


– В те годы поменялось несколько тренеров «Кайрата». С кем было труднее всего работать?

– Пожалуй, с Сан Санычем Севидовым, у которого было свое видение игры. По этой причине я не всегда играл. Но каждый выход на поле изо всех сил старался отметить голом.

– Самый памятный ваш матч в «Кайрате»?

– Наверное, игра с бухарестским «Рапидом» на Кубок железнодорожников в 1971 году. Серёжа Рожков тогда забил гол-красавец, и мы выиграли 1:0.

– В «Кайрате» вы много забивали. Статистику своих голов в то время вели?

– Честно говоря, нет. А вообще, это естественно, что нападающий должен забивать. Кажется, в одном сезоне удалось наколотить 18 мячей.

Гол Яшину, гол Банникову

– Вы забили и самому Льву Яшину.

– Было такое. В 1968 году в кубковом матче против московского «Динамо». Второй мяч провёл Олег Волох. Мы тогда победили 2:1. Из знаменитых вратарей того времени забивал ещё Виктору Банникову, динамовцу из Киева.

– Наверняка вас приглашали в сборные команды страны?

– Да, ещё в 1964 году, когда молодёжной сборной СССР руководил Константин Иванович Бесков. Однако футболку с четырьмя буквами в официальных матчах надеть было не суждено.

– Были ли в «Кайрате» ребята вашего поколения, достойные играть за сборную СССР?

– Были, но с периферии в главную команду брали неохотно. Хотя, думаю, Квочкин, Сегизбаев, Степанов не испортили бы обедни. Но мало кто удостоился этой чести. А по одной-двум играм, как у Байшакова, судить нельзя. Таково моё мнение.

Судил честно, и в систему не вписался

– После завершения футбольной карьеры вы вновь стали выходить на поле, но уже в качестве арбитра. Выбор был сознательным?

– В 1975 году «Шахтёр» в Сочи играл против игроков из Казани за выход в высшую лигу. Судивший матч Иосиф Самусенко буквально сплавил нас. Мы проиграли, и я тогда понял, сколько в нашем футболе недостатков. Это и побудило меня пойти в судьи. Начинал с первенства города. В 1978 году был включен в список судей первой лиги всесоюзного первенства. Ещё через пару лет судил матчи высшей лиги.

– Вспомните, пожалуйста, самую тяжёлую игру в вашей судейской биографии.

– Естественно, матч «Торпедо» (Москва) – «Динамо» (Киев). Откровенно говоря, не хочется вспоминать ту игру. Инспектировавший её москвич Варюшин поставил мне двойку. Совершенно, считаю, незаслуженно. Я отсудил честно. Киев тогда победил – это многим не понравилось. После этого стал судить реже. Просто не ставили. Позже пришлось написать заявление по собственному желанию. Можно сказать, не вписался.

– Как вы оцениваете нынешний казахстанский футбол?

– Как профессионал скажу – футбол наш не стоит на месте. Маленькими шажками двигается вперёд. Большой плюс, что мы играем в Европе.

Жизнь продолжается!

В 2003 году Виктора Алексеевич потерял свою главную опору – супругу Нину Григорьевну. Только сильный характер помог ему пережить те тяжелые годы. Благо, есть сын. Сейчас он живёт в Германии. Иногда приезжает на родину с дочерью Ютой. Обещали, к слову, приехать и предстоящим летом – ещё раз  порадовать отца и деда.

В числе друзей, поддержавших Абгольца в трудную минуту, была и Тамара Акимова, супруга покойного друга и одноклубника. А несколько лет тому назад они решили коротать старость вместе. Так что жизнь продолжается!

С днём рождения, Виктор Алексеевич!


Возврат к списку