|   |   |  Сергей ЖУНЕНКО – Тимофеев обещал порвать, если буду ноги убирать

Сергей ЖУНЕНКО – Тимофеев обещал порвать, если буду ноги убирать

Сергей ЖУНЕНКО – Тимофеев обещал порвать, если буду ноги убирать
Сергей ЖУНЕНКО (6) в матче Кубка УЕФА за волгоградский "Ротор". Фото из музея клуба

Один из самых титулованных футболистов Казахстана. Несколько раз  был в призёрах чемпионатов Украины и России. Правда, золото ни разу не выигрывал, ни за рубежом, ни дома. Хотя останься в 1992 году в «Кайрате», стал бы чемпионом. Некоторые эпизоды спортивной жизни вспоминает с удовольствием, о некоторых вещах говорить не хочет. Это всё о нём, о Сергее Жуненко, которому сегодня исполнилось 46 лет.

ДАЙ БОГ ЗДОРОВЬЯ ТИМУРУ САНЖАРОВИЧУ!

– Сергей, с чего начинался ваш футбол?

– Как у всех мальчишек, с улицы. Моим кумиром был Александр Хапсалис, который из «Кайрата» уехал в киевское «Динамо». Очень хотел быть похожим на него. Ещё и потому, что мы оба родом из Талгара.

Путёвку в футбол мне дал первый тренер Хаджимурат Ибрагимов. Большего энтузиаста не встречал в жизни. Ездил на велосипеде по Талгару и набирал  желающих в секцию. Он, кстати, до сих пор такой, с детишками возится, к футболу приобщает. Многие его воспитанники в командах мастеров играли и играют.

Потом занимался у Валерия Круглыхина, специалиста жёсткого. Если опоздаешь на тренировку – несдобровать. Помню, первая начиналась в 6.15 утра в манеже Центрального стадиона. Надо было успеть позавтракать в интернатовской столовой на Тимирязева и поспеть к этому времени в манеж. Если кто-то опоздал, всю команду ждал кросс. Благо с физикой у меня всегда порядок был. Все талгарские сопки обежал. И усталости никогда не чувствовал.

А самый приятный наставник – это Тимур Санжарович Сегизбаев, вчера отметивший 75-й день рождения. Дай ему Бог здоровья! Он был и останется в моей памяти самым интеллигентным, добрым и чутким тренером. Он как никто умел зажечь футболиста, поддержать морально. Cамое высокое место «Кайрата» в чемпионате СССР (cедьмое, в 1986-м) во многом его заслуга.

В мою бытность в «Кайрате» были и другие тренеры. Например, Леонид Остроушко. Это был  строгий профессионал, который говорил, что существует два мнения: его и неправильное. В любом состоянии игрок должен присутствовать на тренировке. Если, конечно, жив, и не сломана нога.

При Станиславе Каминском у меня начались неприятности. Я не вписывался в его концепцию игры, но он всё равно ставил меня в состав. Посчастливилось поработать и с Бахтияром Байсеитовым. Когда я собрался уезжать в ворошиловградскую «Зарю», он приехал ко мне домой и долго уговаривал остаться. Но я настоял на своём.

СЫНКИ КАЙРАТОВСКОЙ БАЗЫ

– Вы в 16 лет попали в дубль «Кайрата», были одним из самых молодых кандидатов в основу…  

– Я учился в алматинском спортинтернате на Тимирязева. И нас с Юрой Папандопуло выбрал сам тренер дубля Сеильда Байшаков. Видимо, Валерий Круглыхин порекомендовал. Когда приехали на базу, было такое ощущение, что в храм футбола попали. Из молодых там, кроме нас, был Серик Абдуалиев, который прожил на базе в общей сложности пять лет. Его все звали сынком. Потом это прилипло и к нам. Сдружились также с Сашей Куклевым. Частенько  тренировались самостоятельно, когда основа уезжала на выезд. В Леселидзе познакомился с Евгением Яровенко. Он вернулся из сборной СССР и продолжил тренировки с нами. Потом он меня опекал, подсказывал, как действовать в той или иной ситуации.

– А что ещё запомнилось в общении со старшими?

– Сказать, что была дедовщина, нельзя. Но мы знали своё место. Даже в комнату, где стоял телевизор, из уважения стучались, когда там находились старшие. А на поле все равны. Однажды я так въехал по ногам одному из игроков основы, что тот жёстко «напихал» мне, сказав, чтобы я сделал выводы из этого  разговора. Но в раздевалке потом подошёл Сергей Тимофеев и сказал: «Я сам тебя порву, если ноги будешь убирать».

– А какие игры запомнились в составе «Кайрата»?

– Много их было. Но домашний матч с московским «Локомотивом» стоит особняком. Ударил метров с 20. Гол принёс победу – 1:0. Позже забивал на Украине. Но вообще на поле больше действовал как хавбек-разрушитель.

Сергей ЖУНЕНКО в поединке "Ротора" с московским "Спартаком"

«ДНЕПР»? «ДИНАМО» (Киев)? «МЕТАЛЛИСТ»? НЕТ, «РОТОР»!

– Почему в 92-м выбрали именно «Зарю»? Она ведь тогда уже не блистала…

– Хотелось проверить себя в другом чемпионате. Я был уверен, что «Кайрат» в первом чемпионате Казахстана станет победителем, а Украина – новая страна, новый вызов. И мы с Олегом Чухлебой отправились спасать тонувшую «Зарю». Старались не уронить марку казахстанского футбола. Скажу так: за три месяца я стал узнаваемым игроком на Украине. Звонили не только болельщики, но и  руководители других клубов. Хотели видеть меня в составах своих команд.

– Каких, если не секрет?

– В «Днепр» звали, «Металлист», киевское  «Динамо»…

– Но вы выбрали российский «Ротор».

– Когда прилетел в межсезонье домой, поддерживал физическую форму на базе «Кайрата». Там встретил Серёгу Тимофеева, который уже играл в «Алании». Разговорились и поехали пить чай ко мне. А тут звонок из Киева. Представитель динамовского клуба просил приехать не переговоры. Тимофеев, ставший свидетелем этого разговора,  дал совет: «В Киев не стремись. Там конкуренция очень большая. Зря только время потеряешь». И посоветовал остановиться на одном из российских клубов. Я выбрал «Ротор».

26.09.95. Манчестер. "Олд Траффорд". Слева направо: Сергей ЖУНЕНКО, Александр БЕРКЕТОВ, Ники БАТТ, Александр ЗЕРНОВ, Райан ГИГГЗ. Фото из музея "Ротора"

НЕЗАБЫВАЕМЫЙ «МАНЧЕСТЕР»

– А что за скандал получился в этой команде у вас с президентом клуба? Об этом тогда много писали.

– Честно признаюсь, мне в волгоградской команде с самого начала было не очень комфортно. Решил уйти. Однако мне показали трудовое соглашение с моей подписью. Я вспомнил, что расписался в пустом бланке, а руководство клуба вписало в него срок моего пребывания в команде – три года. По этой причине, кто бы меня ни приглашал, «Ротор» давал отбой, прося за меня нереальные деньги. Со временем я, правда пообтёрся и стал игроком основного состава. В 1996 году «Ротор» выиграл бронзу чемпионата России. На следующий сезон мы  сделали шаг вперёд – второе место. Играли потом в Кубке УЕФА, с римским «Лацио» дома миром разошлись 0:0. А игры с «Нантом» в 94-м и «Манчестером Юнайтед» в 95-м вообще стали притчей во языцех.

Кубок УЕФА-95/96. 1/32 финала. Первый матч. 12.09.95

РОТОР (Россия) – МАНЧЕСТЕР ЮНАЙТЕД (Англия) 0:0

РОТОР: Саморуков, Шмарко, Бурлаченко, Геращенко, Ещенко, Жуненко, Корниец, Нидергаус, Веретенников, Есипов, Зернов (Кривов 80)

МЮ: Шмейхель, Г. Невилл, Ирвин, Брюс, Шарп, Паллистер, Бекхэм, Батт, Скоулз (Паркер 73), Рой Кин (Ф. Невилл 24), Гиггз

Ответный матч. 26.09.95

МЮ – РОТОР 2:2 (0:2)

Голы: Нидергаус 18 (0:1), Веретенников 25 (0:2), Скоулз 60 (1:2), Шмейхель 89 (2:2)

МЮ: Шмейхель, О'Кэйн (Скоулз 27), Ф. Невилл, Брюс, Шарп, Паллистер, Бекхэм (Кук 84), Батт, Энди Коул, Рой Кин, Гиггз

РОТОР: Саморуков, Шмарко, Бурлаченко, Беркетов, Ещенко (Царенко 70), Жуненко, Корниец, Нидергаус (Кривов 79), Веретенников, Есипов, Зернов (Илюшин 74)

– А с Владимиром  Нидергаусом дружили? Он ведь тогда был одним из лидеров «Ротора».

– Мы знали друг друга по «Кайрату», но в Алма-Ате мало контактировали. А в Волгограде поддерживали друг друга.

НИЧТО НЕ ВЕЧНО, КРОМЕ ФУТБОЛА

– А что было после «Ротора»?

– Когда у меня заканчивался срок договора, стал присматриваться к другим клубам. Очень не понравились обстоятельства, при которых мы проиграли золотой матч «Спартаку».

– И вы уехали?

– И нисколько не пожалел об этом. Два сезона подряд вместе с донецким «Шахтёром» становился серебряным призером чемпионата Украины.

– У вас есть хобби?

– Было. К охоте пристрастился после того, когда вернулся  в Казахстан в 2010 году. Но всё в жизни, оказывается, не вечно. У охотника тоже бывает красная черта, переступить которую нельзя. И я повесил оружие на стену навсегда. Моё – это футбол. Ему посвятил всю сознательную жизнь. Получаю огромное удовольствие, когда тренирую детей. Если можно было всё начать сначала, пошёл бы по тому же пути.

2010 год. Сергей ЖУНЕНКО (первый справа в нижнем ряду) перед матчем ветеранов, посвящённого 50-летию Евстафия ПЕХЛЕВАНИДИ (третий в нижнем ряду). Фото Эдуарда ГАВРИША

Возврат к списку