|   |   |  Тимур СЕГИЗБАЕВ: Патриотизм и дружба – не пустые слова!

Тимур СЕГИЗБАЕВ: Патриотизм и дружба – не пустые слова!

Тимур СЕГИЗБАЕВ: Патриотизм и дружба – не пустые слова!

Сегодня легендарному футболисту «Кайрата», мастеру спорта СССР, Заслуженному тренеру Казахской ССР и Республики Казахстан, Заслуженному деятелю спорта РК, кавалеру ордена «Отан» Тимуру Сегизбаеву исполняется 75 лет.

В первой части материала – про красную повязку и вратаря-обезьяну, Тимура и его команду, штрафные Яшину и многом другом.  

«КАЙРАТ» БЫЛ КОЛЛЕКТИВОМ ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ

– Тимур Санжарович, известно, что вы дружили с пахтакоровцем Берадором Абдураимовым. Видел его и на вашем юбилее…

– Ташкентский «Пахтакор» всегда был нашим принципиальны соперником. Помните, наверное, ажиотаж, когда «Кайрат» принимал узбекских футболистов. Не меньше бурлил и стадион в Ташкенте, когда мы приезжали к ним. На поле мы были непримиримыми соперниками, а в быту хорошими приятелями. Это действительно хороший человек и отличный футболист. До сих пор не теряем приятельских отношений. Ездим друг другу в гости, встречаемся на больших домашних праздниках.

Узбекский чапан от Берадора АБДУРАИМОВА. Фото Эдуарда ГАВРИША

– Сегодня наши команды каждый год меняют состав. А в то время, помню, «Кайрат» выступал одними и теми же игроками. Лишь подпитывался молодежью, да иногда появлялись ребята из других республик. Что это было – преданность клубу?

– Чувство патриотизма. Мы любили свой клуб и свою республику. Многих наших ребят тогда другие команды хотели видеть у себя, но редко кто уезжал. Знали, что казахстанский болельщик не простит этого. Есть выражение «коллектив единомышленников». Его в полной мере можно отнести к тому «Кайрату». Мы даже вне поля были очень дружны. Вспоминаю те добрые времена, и радостно становится на душе. Какие мастера у нас играли! И болельщик ходил на стадион, проблема «лишнего билетика» была постоянной. А сегодня если пять тысяч приходит на матч, считаем это достижением.

«Я человек, посвятивший свою жизнь футболу. Футбол был и остаётся в моей судьбе на первом месте… Футбол – это всё, это моё второе я. Если бы так было можно, всю жизнь ходил бы в футболке цвета золотистого колоса с голубой отделкой и цифрой «10» на спине, а на груди написал бы девиз: «Защита и честь», потому что для меня честь – это верность клубу при любых обстоятельствах». Из книги Б. Галинской-Мусиной «10 дней и вся жизнь Тимура Сегизбаева».

– Давайте вспомним игроков, которых вы назвали личностями…

– Это Володя Лисицын, который перешел к нам из «Спартака», Анатолий Федотов, Вадим Степанов, Леонид Остроушко, Олег Мальцев, Анатолий Ченцов, Диас Омаров, Сергей Квочкин, Владимир Бубенец, Володя Косенков... Перечислять можно ещё долго. Со многими из них мы до сих пор дружим, вспоминаем годы, когда «Кайрат» блистал на всесоюзной арене. Сказать, что они все местные воспитанники, нельзя. Скулкин пришёл из Свердловска, Ченцовы – томичи, Бубенец – из Новосибирска, Каминский – из Барнаула, Федотов – из Подмосковья, Мальцев – из Красноярска… Но все они утвердились в «Кайрате» как игроки. Многие после завершения спортивной карьеры остались жить в Алматы.

Но были и те, кто уехал. Кто из болельщиков не знает Олега Долматова, Юрия Севидова, Сергея Рожкова, Николая Осянина и других. Их мы тоже вспоминаем добрым словом. И было бы несправедливо не назвать наставников «Кайрата» тех лет. Пётр Зенкин, Николай Глебов, Александр Келлер, Владимир Котляров, Андрей Чен-Ир-Сон, Александр Севидов… Каждый из них внес огромный вклад в становление команды.

…И НА КАМНЯХ РАСТЁТ ТРАВА

– Тимур Санжарович, ваша жизнь неразрывно связана с футболом. После завершения карьеры игрока вы тренировали кзылординский «Автомобилист» и ряд других команд, работали за рубежом, возглавляли Футбольную ассоциацию Казахстана, были её генеральным секретарем. Но болельщики помнят вас и как тренера алматинской команды. При вас «Кайрат» в 1986 году занял самое высокое место в чемпионате СССР – седьмое?

– Это была последняя команда того легендарного «Кайрата». А в том, что она так высоко впервые поднялась в турнирной таблице, не только моя заслуга. Тренировали её втроем. Леонид Остроушко, Станислав Каминский и я.

– Вы три года проработали в Народно-Демократической республике Йемен. Расскажите, как очутились там.

– Советский Союз помогал этой республике на юге Аравийского полуострова строить новую жизнь. В числе специалистов туда направляли и спортсменов. Я тоже написал заявление. Вызвали в Москву на собеседование в ЦК КПСС. Прошёл. Оказалось – чисто формально. Так я отправился в Йемен, вместе женой Кларой и дочкой Лаурой.

Прожили мы там три года. Условия работы были, конечно, на высшем уровне. Предоставили жилище, транспорт, переводчика, очень прилично платили. Я тренировал все сборные команды страны по футболу. Правда, остро не хватало футбольного поля с травой. Не растёт она у нас – говорили мне. Играть и работать приходилось на песчаном твёрдом земляном поле. Однако результаты упорного труда не замедлили сказаться уже через несколько месяцев. Футболисты этой страны стали выигрывать у соседей.

Так получилось, что возле своего дома я выливал воду в одно и то же место. И, на моё удивление, на этом месте появилась зелёная поросль. Я с предложением к руководству: дайте воду на стадион! Начали поливать и, знаете, через некоторое время поле стало покрываться травкой. Мы там и играли свои основные  встречи.

Когда уезжал, уговаривали остаться. Но за три года так соскучился по Родине, что никакими деньгами меня было не остановить.

– Как встретили дома?

– По возвращению меня стали считать святым, так как в то время совершить хадж в Мекку и Медину, а я там был, считалось очень престижно. Поэтому  знакомые аксакалы все мои вещи, привезенные из Йемена, на сувениры растащили.

12.05.2011. Матч, посвящённый 70-летию Тимура СЕГИЗБАЕВА. Фото Эдуарда ГАВРИША

УМ, ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ

– Что побудило вас несколько лет назад взяться за создание фан-клуба «Кайрата»?

– Прежде всего, любовь к футболу и к любимой команде. Мы вскользь затронули выше тему болельщиков. Тогда, в 60-е годы, от них нам проходу не было на улицах. Какая была поддержка! За сезон мы встречались с ними по нескольку раз. Они знали про нас всё. Теперь это ушло в историю, но традиции клуба, считаю, должны жить.

Когда мне предложили стать президентом фан-клуба, я дал добро и начал с того, что предложил руководству клуба свой дизайн символики. «Кайрат» раньше выступал (таким он запомнился болельщикам) в жёлтых футболках, голубых трусах и желтых гетрах с синей полоской и наоборот: голубые майки, жёлтые трусы и гетры с жёлтой полоской. Синий цвет символизировал голубое небо, жёлтый – цвет солнца и золотых колосьев пшеницы. И в нынешней эмблеме «Кайрата» есть эти цвета. И это радует.

Но главная наша цель – помочь команде возродить былые традиции, увеличить число болельщиков и пропагандировать футбол среди детей, отвлечь их от пагубного влияния улицы. Сегодня это очень актуально.

…Другой легендарный кайратовец Сеильда Байшаков заметил как-то: «Про Тимура Санжаровича могу рассказывать бесконечно. Поэтому скажу кратко: Тимур Сегизбаев – это ум, честь и совесть казахстанского футбола!»

С юбилеем, дорогой Тимур Санжарович! Здоровья вам и долголетия!

Фото Эдуарда ГАВРИША

Возврат к списку